Бесценный дар художника Никитина

Бесценный дар художника Никитина

Рижской Третьяковской галереей сегодня называют Культурный центр Балтийской международной академии на ул. Ломоносова, 1. Когда–то в этом здании в микрорайоне Кенгарагс располагался Дом культуры РКИИГА — знаменитого на весь СССР Рижского Краснознаменного института инженеров гражданской авиации имени Ленинского комсомола. А на днях здесь произошло весьма примечательное событие: выдающийся рижский художник Артур Никитин совершенно бескорыстно передал БМА свыше трех десятков произведений именитых латвийских живописцев, которые он собирал в течение всей своей жизни.

Подарок поистине бесценный, поскольку эти авторские работы с каждым годом только дорожают. А теперь все произведения (Бориса Берзиньша, Людмилы Булыкиной, Гунара Кроллиса и др.) навсегда развешаны на стенах в персональной «аудитории Артура Никитина». А если пройти по этажам Культурного центра, то можно увидеть и многие другие творения различных мастеров. Интересно, что на третьем этаже действует рижский Музей Владимира Высоцкого (1938–1980). Этот бард не раз выступал в ДК РКИИГА в советские годы.

А на днях, 25 января, поклонники Высоцкого отмечали здесь день рождения своего кумира. Примечательно, что знаменитый актер Театра на Таганке, будучи в Риге, охотно позировал Артуру Никитину. Теперь эти яркие наброски хранятся в музее Высоцкого. Многие туристы, посещающие латвийскую столицу сегодня, специально приезжают сюда, чтобы посмотреть экспозицию. Выяснилась такая любопытная деталь: когда в мастерской живописца произошел пожар, сгорели многие его работы, а вот портреты барда огонь пощадил.

Пережил блокаду

Сам Артур Никитин родился 26 августа 1936 года в Ленинграде. C раннего детства родители водили его в Летний сад и на набережную Невы, где его завораживали арки мостов, корабли, мраморные статуи и интересные типажи. Художник пережил страшные блокадные дни. Шестилетнего умирающего от голода мальчика спас простой солдат, который вывез его на Урал к бабушке и дедушке. Однако многим тогда казалось, что дни истощенного паренька уже сочтены. Но у бабушки были золотые монеты, а тогда впервые появился пенициллин. И вот за них она купила это ценнейшее лекарство, которое и спасло маленького Артура.

В Риге Никитин оказался в 1947 году благодаря его татарской маме — Галии Габдрахмановне. Она работала хирургом. Прошла всю Великую Отечественную войну, сделав более трех тысяч операций. Из них две тысячи — в сложнейших полевых условиях. В свое время она училась в 1–м Медицинском институте в Петербурге. Его закончил и знаменитый врач Паул Страдынь. Как–то они встретились на одном симпозиуме хирургов, и латвийский профессор пригласил ее в Ригу. Отец Никитина, Петр Семенович, во время войны был артиллеристом. В мирное время работал проректором Латвийской сельхозакадемии в Елгаве.

Сначала Артур Петрович решил пойти по стопам матери. В 1953 году, после окончания 13–й рижской средней школы, он поступил в Рижский медицинский институт, однако оставил его, уйдя с четвертого курса. А в 1957 году благодаря отличным результатам на вступительных экзаменах он был сразу принят на второй курс Латвийской академии художеств. Закончил ее в 1962 году как художник–график. Дипломная работа называлась весьма характерно для того времени: «Портрет рабочего Новороссийского цементного завода».

Впрочем, в коллекции Никитина порядка 500 самых разных портретов.

Ему позировали Раймонд Паулс, Михаил Таль, Эдита Пьеха, Расул Гамзатов и многие другие выдающиеся личности своего времени. Его работы находятся в собраниях Латвийского художественного музея, Московского музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина и Третьяковской галереи, Государственного русского музея в Санкт–Петербурге, а также в частных коллекциях России, США и Западной Европы. Никитина называют блестящим рисовальщиком. Сам он в шутку говорит, что действительно хорошо знает человеческую анатомию, «ведь не зря четыре года отучился в Латвийском мединституте!»

Как отметил председатель сената Балтийской международной академии Станислав Бука, в портретной галерее Никитина немало и преподавателей вуза. За выдающиеся заслуги в области культуры Артур Петрович был удостоен почетного звания профессора–эмеритуса БМА, то есть, как объяснили журналистам, вечного профессора этого учебного заведения. По словам Никитина, он начал рисовать еще в два годика. Во всяком случае, так говорила ему мама. «Получается, я с кисточкой уже 77 лет!» — смеется мэтр, которого называют живым классиком. Конечно, сам он всегда с удовольствием рассказывает о знакомстве с Владимиром Высоцким.

Кофе, чай и грибной суп

— Во времена моей молодости была очень популярна так называемая любовь к лирике и физике, — поведал мастер. — Московские физики пригласили меня сделать выставку в Театре на Таганке у Любимова. Так у меня и произошло знакомство со многими актерами, в том числе и с Владимиром Высоцким. Школьная подруга моей супруги Таты, Зина Славина, служила в то время в Театре на Таганке, и, естественно, мы все тесно общались. Прошло много лет. Вдруг звонит мне Смехов и говорит: «Здравствуйте, это вы — Артур Никитин? Мы тут решили приехать к вам в гости. С Высоцким. Вы не возражаете?»

Я говорю: «Да бога ради! Тем более с Высоцким. Это большое счастье для меня, для моей семьи». Хотя с деньгами тогда у меня плохо было, угощать было нечем. Мог предложить кофе, чай и грибной суп. Оказалось, это все то, что было нужно. Сидим уже в Риге, общаемся, а Высоцкий и говорит: «Артур, как–то не по–людски, не по–русски получается… Выпивки нет!» Я объясняю, что не получается. Пошли вместе в магазин. Высоцкий говорит: «Дамам — коньяк, мужчинам — водку!»

А потом (посмотрев очень внимательно мне в глаза) он достал такую здоровенную пачку денег и спросил: «Сколько тебе надо?» Я ответил, что ничего не надо. А он продолжает: «Знаешь, почему я это делаю? Просто я знаю, ты — тот тип человека, который если должен, то отдаст. Я так тебя больше никогда не увижу, а так — приедешь ко мне в Москву в гости, и мы с тобой поговорим о жизни и так далее». Конечно, после таких слова грех было еще раз не встретиться…

«Варваров у нас нет!»

Интересно, что во время пресс–конференции Станиславу Буке задали и такой вопрос: «Не боитесь, что студенты попортят подаренные вам шедевры?» По словам председателя сената, в общей сложности в БМА уже вывешено несколько сотен работ различных авторов. Однако за минувшие годы ни один случай вандализма зафиксирован не был. Хотя, конечно, поначалу были опасения, что кое–кто возьмется за баллончик с аэрозольной краской, дабы «что–то добавить». «Но, как оказалось, наши студенты (а они приехали из многих стран мира) очень культурные!» — улыбнулся Станислав Бука.

По его словам, в стенах БМА уже прижились коллекции художественных работ Ивана Пустошкина, Александра Налогина, Иосифа Эльгурта. Постоянно проводятся различные выставки. Журналистам лишь осталось разбрестись по этажам, чтобы полюбоваться картинами. Что ж, действительно удобно. Сидишь перед аудиторией, зубришь или ждешь, когда тебя вызовут на экзамен, а заодно можно приобщиться к прекрасному. А там, глядишь, и у самого рука потянется к прекрасному…

29 января 2015. №04

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.